Статьи

Крохотный малайзийский остров стал одним из самых популярных мировых оффшоров

Крохотный малайзийский остров

В 2013 через налоговые убежища острова Лабуан прошло более 600 млрд долларов – вот где богачи все чаще прячут свои деньги, но мало кто об этом знает.

«Чего Лабуану не хватает, так это международной репутации», говорит заместитель директора Лабуанской службы финансово-бюджетного надзора, Иззам Шах Арифф. «Но мы стараемся это изменить».

Остров Лабуан находится в зоне тропиков, недалеко от экватора. Местный финансовый сектор мечтает о том, чтобы побороться с Сингапуром и Гонконгом за звание азиатского финансового центра, но это место выглядит скорее, как сонная прибрежная деревушка, чем восточный «город-дракон».

Лабуан является оффшором по нескольким причинам. Во-первых, здесь есть нефть, много нефти, в близлежащем Брунейском заливе. Кроме того, Лабуан был членом «семейки Аддамс», состоящей из налоговых гаваней, на которые охотится Организация экономического сотрудничества и развития.

Все началось в 2010 году, году малайзийское правительство решило привлечь капитал из богатых мусульманских стран, создав что-то вроде исламского финансового центра. Этот приток капитала проложил дорогу для легальных налоговых убежищ и конфиденциальности. «Мы ввели изменения в наше законодательство, что позволило создавать трасты и фонды, специально подточенные под людей с высоким доходом», рассказывает Нормала Мат Сом, юрист, специализирующаяся на оффшорах.

Компания Сом, Labua Ins International Trust, одна из последних присоединилась к 35 трастам Лабуана, которые получили аккредитацию Службы финансово-бюджетного надзора и уполномочены создавать структуры для нерезидентов. Как и в Лихтенштейне, владельцам капитала разрешается самим назначать управляющего своими доходами, а не поручать это юристам.

«Наша цель – это также привлечение европейцев. Тех, кто сейчас держит свои деньги в Лихтенштейне, Швейцарии и Люксембурге», рассказывает юрист. Преимущество лабуанских фондов состоит в том, что их можно легко передать по наследству. Имя и адрес окончательного бенефициара указывается в отдельном нотариально заверенном реестре, что является дополнительной гарантией конфиденциальности.

В Лабуане реестры децентрализованы, поэтому они не доступны в случае классического обмена данными между налоговыми органами. Более того, фонд может открыть компания, зарегистрированная в Сингапуре, Гонконге или Панаме. «Процедура проста», говорит Сом, «и стоит около 2000 долларов. Мы открываем для вас валютный счет в CIMB – крупнейшем малайзийском банке – или в HSBC. Затем вы вкладываете в этот фонд любое количество капитала». «Многие мои клиенты используют эти фонды для благотворительных целей», добавляет она без единой ноты сарказма.

Лабуан совсем не похож на типичный финансовой центр, переполненный погруженными в свои дела людьми. И что важно – он больше не находится под прицелом ОЭСР. В июне 2009 года, во время саммита G20 в Лондоне, этот островок оказался в черном списке территорий, «которые не отвечают международным стандартам». Но поскольку Куала-Лумпур подписал с тех пор необходимое количество двусторонних конвенций, давление ослабилось. Малайзии даже удалось заставить всех забыть о том, что она не подписала самое важное многостороннее соглашение ОЭСР. Причина состоит в том, что исламский финансовый центр не особо интересует Запад, который предпочитает приглядывать за «более знакомыми» оффшорами, такими как Джерси, Сейшелы, Панама или Виргинские острова.

Зато Лабуан пользуется большой популярностью у японских предпринимателей. А так называемый оффшорный финансовый ужин, который проводится здесь каждый год, собирает элиту из азиатских банков.

В Лабуане располагаются филиалы таких крупных мировых банков, как Crédit Suisse, UBS, BNP Paribas, JP Morgan и Deutsche Bank. По официальной версии, все они собрались здесь для обслуживания многочисленных нефтяных компаний, но на самом деле они просто хотят воспользоваться преимуществами этого тропического оффшора.



ᇄÛÁ͇...