Политика Статьи

Крымский мост: дорога в никуда

Крым, Крымский мост, отдых, пресная вода, Северо-Крымский канал

15 мая 2018 года президент России Владимир Путин принял участие в церемонии открытия Крымского моста, соединившего полуостров с материковой Россией. Строительство самого длинного моста в Европе (19 км) длилось 27 месяцев, и завершилось досрочно – изначально церемония открытия была запланирована на декабрь 2018 года.

Крымский мост – редкий, если не единственный пример, когда за словами пошли реальные действия, и обещание, данное главой государства, было исполнено. Да, это третий по стоимости мост в мире. Да, его строительством занимался друг Путина Аркадий Роттенберг. Да, ради него был поставлен крест на других проектах (например, на мосту через Лену в Якутске). Да, геологические особенности Керченского пролива вызывают определенные опасения относительно будущего этого моста. Да, предыдущий мост простоял всего год и ушел со льдом. Да, это только автомобильная часть, а железнодорожную ждать еще год. Но ведь построили!

Последние несколько лет Крымский мост преподносился как спаситель полуострова. Главным образом речь шла о туристическом потоке – сумасшедшие многочасовые очереди на паром в 2014-2015 годах будут помнить все, а в особенности те, кто там стоял. Этим и объясняется опережение сроков строительства – мост надо было закончить до начала курортного сезона. Еще одна причина, почему строители работали в три смены – выборы президента, состоявшиеся в марте 2018. Крымский мост – сильный козырь в рукаве, но подрядчики не успели даже к инаугурации.

Но давайте будем откровенны: Крымский мост – это прихоть российских властей, и его влияние на качество жизни крымчан будет стремиться к нулю.

Две главные проблемы Крыма – это а) отсутствие туристов и б) отсутствие пресной воды. И Крымский мост их не решит. Туристы не ехали в Крым не из-за отсутствия моста. На Бали, Мальдивы, Тенерифе, Кипр и Мадагаскар мосты не ведут, но попробуйте забронировать там отель в высокий сезон. Туристы не едут в Крым, потому что там дорого и неудобно. Даже красивая природа неспособна компенсировать отсутствие элементарного сервиса и задранные цены на все – от жилья и до бананов. Патриотического угара и тоски по советскому отдыху едва хватило на два сезона, после чего некогда перегруженные крымские пляжи резко опустели. В плане туризма Крым сам загнал себя ловушку – до 2014 года были украинские туристы и деньги, но не было мотивации что-то менять – зачем? И так едут. После 2014 были российские туристы и деньги, но не было мотивации что-то менять. Зачем? Это же Крым, и так приедут. После 2016 не стало ни украинских, ни российских туристов, а с ними и денег, а мотивации что-то менять как не было, так и нет – все равно никто не едет.

Вторая проблема – пресная вода. До 2014 года источником пресной воды в Крыму был Днепр. Северо-Крымский канал, построенный после присоединения Крыма к Украине (1961-1971 гг.), наполнялся водой из Каховского водохранилища. До 87% этой воды использовалось для орошения сельскохозяйственных культур. Перекрытие Северо-Крымского канала обернулось катастрофической потерей сельскохозяйственных земель. В период с 2014 по 2015 площадь орошаемых земель сократилась со 140 до 13,7 га. Аграрная отрасль начала переходить на засухоустойчивые культуры, а возделывание риса не дотянуло даже до 2015 года.

Компенсировать огромные объемы воды, поставляемые Украиной через Северо-Крымский канал, нельзя. У Крыма есть Белогорское и Тайганское водохранилища, но этих запасов едва хватает на обеспечение потребности в питьевой воде населения Восточной части Крыма.

Крымский мост поможет частично обеспечить запасы воды для населения Восточной части полуострова, но он не решит проблему аграрной отрасли. Даже круглосуточные поставки воды водовозами через новый мост не смогут восполнить те объемы пресной воды, которых Крым лишился в 2014 году. А это значит, что в ближайшем будущем полуострову придется попрощаться со своей сельскохозяйственной историей, и хорошо, если и не с винодельнями.

Автор: Олександра Ковенько