Общество

Российская империя. Философические письма Чаадаева. Письмо 1 (часть 1)

skyeng
Российская империя, письма Чаадаева, Философические письма, диссидент

В этой статье мы попробуем выявить истоки состояния души одного из известнейших диссидентов Российской империи, «которую мы потеряли», – Петра Яковлевича Чаадаева.

Немного биографии

Вначале – Московский университет, после его окончания – Отечественная война 1812 г.; затем – участие лейб-гвардейцем в заграничном походе русской армии. Февраль 1821- го: ввиду опасности стать царским адъютантом – отставка, принят членом Союза благоденствия. Заграничное путешествие 1823-26 гг. дало возможность общения с рядом выдающихся учёных (известнейший – Фридрих Шеллинг), также избавило от пребывания в Шлиссельбургской крепости, Акатуйском остроге, тому подобных курортных местах. При возвращении, по итогам тщательного допроса, также конфискации части личных книг, ему разрешили поселиться в Москве при негласном полицейском надзоре.

Дипломат Д. Свербеев, вспоминая, писал: «На вечерах у меня Чаадаев…выражал все своё негодование на Российскую империю … всех русских без исключения. Он не скрывал в своих резких выходках глубочайшего презрения ко всему нашему прошедшему и настоящему … решительно отчаивался в будущем.»1Время написания мемуаров – при императоре Александре-освободителе, однако верноподданнические чувства из них рвутся наружу.

Пётр Яковлевич Чаадаев
Пётр Яковлевич Чаадаев

Свой труд к данному моменту (после 1831-го) Чаадаев уже написал; по завершению трёхлетнего перерыва начал посещать московское общество, пытаясь заодно добиться публикации. Благодаря литературным вечерам, клубным посиделкам все, кто желал услышать содержание «Философических писем», получали об них представление.

Немного о «текущем моменте»

Русско-турецкая война 1828-29 гг. сопровождалась беспрецедентной массовой печатной кампанией во славу победного русского оружия. Это вызвало резкое противодействие будущего «диссидента», отвергнувшего официальную патриотическую риторику. Затем последовали теоретические открытия министра народного просвещения С.С. Уварова, дополнившего христианскую Троицу несколько иной – «соединённым духом», включавшим православие, самодержавие, народность. Сие своевременное открытие дополнительно легитимизировало власть императора Николая после известных декабрьских событий, подводя внушительный базис под его правление.

Идеология предыдущего царствования была отвергнута (1836-й высветил свершившееся), чётко обозначен отказ от «европейской России», принят лозунг «самобытности», ужесточена цензура. Как следствие подавления Польского восстания 1830-31 гг. – отторгается европейская «либеральщина». Отмечался десятилетний юбилей царской коронации, пятилетний – ликвидации упомянутого восстания. Поднялась невероятная волна обожания, прославления, восторгу подданных Российской империи не было границ! Вновь открытый Большой театр готовил премьеру – оперу «Жизнь за царя», а тут журнал «Телескоп» публикует (на русском языке!) первое, самое большое и беспощадное «Философическое письмо». Вот именно тот случай, когда значение текста многократно возросло благодаря описанному контексту. Эффект случился весьма знакомый, невероятно современный: страна объединилась, проклиная человека, дерзнувшего глумиться над великой Россией. Московские студенты пожелали с оружием (!) отомстить за национальное оскорбление.2 Ещё немного – они обрели бы бессмертную славу, однако «литературных критиков» явно  остановило милостивое решение обожаемого монарха об объявлении Чаадаева сумасшедшим. Через год домашнего ареста надзор сняли, а писать запретили. Благословенные, вегетарианские времена!

 

Религиозные тезисы 1-го письма

Чаадаев был религиозным философом, истолковывающим исторический процесс как осуществление Божьих замыслов. Его убеждение: дух религии – идея всеобщего слияния нравственных сил, цель – установить социальную систему или церковь с дальнейшим водворением царства истины; в мире христианства «всё должно непременно способствовать установлению совершенного строя на земле, … ведет к этому на самом деле».3

Отказывая массам в «непосредственном размышлении», он считает: у общественных вершин имеются мыслители (м-да…), думающие за массы, толкающие национальное коллективное сознание. Отсюда – единицы мыслят, остальные чувствуют, создавая вместе некое совокупное движение.

Чаадаев уверен: в западноевропейском обществе «интересы» создавались из убеждений – не наоборот. Замечательно утверждение: «Все политические революции были там по сути революциями нравственными. Искали истину… нашли свободу и благоденствие». 3

Чаадаеву неинтересны обвинения относительно прошедших религиозных войн, аутодафе. Его мнение – можно завидовать (!) народным судьбам, которые такой кровавой ценой создали понятийный мир, недоступный нашему представлению; следовательно, примкнуть к нему, стать его частью – практически невозможно. Он считает: английский народ, ярче других обозначивший свою личность, не имеет «истории, помимо церковной».3 Глубину этого парадоксального утверждения непросто измерить, жаль – математические формулы для такого случая пока неизвестны.

Теперь выясним главное – как привлечь славу (рискуя  стать интересным психиатру).

Автор: Лысенко Сергей Николаевич

 

1 Свербеев Д.Н.Мои записки http://padaread.com/?book=223333

2http://knigi.link/russia-history/vozvraschenie-vizantii-31926.html  

3http://www.vehi.net/chaadaev/filpisma.html