Экономика

Португалия знает как выйти из кризиса

skyeng
Португалия, кризис 2008

Для большинства стран Еврозоны кризис 2008 года остался позади, но для Португалии, Ирландии и Греции он стал кошмаром наяву, от которого они никак не могут убежать.

Естественной реакцией на экономический кризис является сокращение государственных расходов с целью уменьшения дефицита бюджета. Ситуация усугубляется, если у страны имеется огромный государственный долг. Например, как в случае с Грецией, задолжавшей 350 млрд долларов по гособлигациям.

В 2010 году именно Греция стала первой страной, обратившейся к МВФ за помощью в борьбе с этой проблемой. Позже к ней присоединилась Ирландия и Португалия. В ответ МВФ потребовал от них еще раз урезать госрасходы, а также прибегнуть к более радикальным мерам – например, сократить количество госслужащих, урезать дни отпуска, а в случае острой необходимости, поднять пенсионный возраст. Проще говоря, МВФ заставил их затянуть пояса.

С тех пор прошло 10 лет, и можно с уверенностью сказать, что стратегия экономической строгости оказалась, если не провальной, то крайне малоэффективной. Выбраться из порочного круга рецессии удалось только Ирландии, и то не за счет экономии бюджета, а путем снижения налоговых ставок для международных корпораций, которые начали использовать Ирландию в качестве входа на европейский рынок.

Читать также: Ирландия может потерять до 160 млн евро корпоративного налога

Для Греции режим экономии обернулся многолетним спадом, забастовками, сменой правительства, повторным урезанием госрасходов, сокращениями, повышением пенсионного возраста и ростом налоговых ставок (и без того одних из самых высоких в ЕС). Но самое печальное, что ничего из вышеперечисленного так и не помогло грекам выбраться из кризиса 2008.

А вот Португалия сделала ход конем, решив, что жесткая экономия – не для нее.

Маленький Лиссабон бросил вызов европейским экономистам и МВФ, настаивавшим на урезании госрасходов в период экономического и финансового кризиса, и, похоже, не промахнулся.

Антонио Коста и его правительство

В 2015 португальцы проголосовали за левоцентриста Антонио Коста, сформировавшего большинство с коммунистами и радикальными левыми, ушедшими из власти в далеком 1974 году, сразу после падения диктатуры Салазара.

Коста пообещал избирателям отказаться от мер жесткой экономии бюджета, поднять минимальную зарплату и пенсию и снизить ставки по кредитам для бизнеса, чтобы подстегнуть малый и средний сектор экономики.

Новый премьер-министр собирался сделать то, что в глазах МВФ выглядело как экономическое самоубийство – повысить расходы на фоне экономического кризиса. И это сработало.

Правительство под руководством Косты повысило зарплаты в государственном секторе, подняв также минимальную зарплату и минимальную пенсию, параллельно восстановив количество дней гарантированного отпуска до уровня, предшествовавшего кризису 2008. Частный бизнес тоже получил обещанные льготы – госсубсидии для развития, налоговые льготы и доступное финансирование для малых и средних компаний.

Результат оказался ошеломительным – всего за год дефицит бюджета снизился с 4,4% до 1%, а это втрое быстрее, чем планировал МВФ, рекомендуя снизить затраты и расходы. Согласно планам, первый профицит Португалия получит в 2020 году – опять же, опередив план МВФ.

ЕС не всегда наступает на грабли дважды, и в МВФ признали, что, возможно, метод Португалии может стать новым способом реагирования на кризис. Не так давно министр финансов Португалии Марио Сентено, участвовавший в спасении своей страны, возглавил влиятельный коллектив министров еврозоны, пообещав разработать новый план выхода из кризиса и борьбы с посткризисной рецессией.

Новая тактика повлияла не только на экономику, но и на психологию португальцев.

Особенно это заметно на фоне разочарования греков, которых вот уже 10 лет как заставляют затягивать пояса, работать до 67 лет и отказываться от отпусков – но все без толку.

Читать также: Куда податься на пенсии: Португалия

Пример Португалии лишь подтверждает то, о чем я твержу практически в каждой статье на тему экономики или мигрантов – вы не победите бедность, отбирая у бедных людей деньги. Да, на первый взгляд, концепция «меньше зарабатываешь – меньше тратишь» выглядит ну очень логичной. Но она не работает.

Представим себе ситуацию – у нас есть малоквалифицированный работник, который претендует только на минимальную зарплату. Таких людей в каждой стране – миллионы. Этой минимальной зарплаты хватает на квартплату, продукты и носки. И все. Он не может пойти на курсы повышения квалификации, потому что за них нужно платить. Он не может освоить хоть какую-нибудь профессию, потому что за обучение тоже нужно платить. Об университетах ему остается только мечтать. Свой бизнес он тоже не откроет, потому что ни один банк не выдаст кредит человеку на минималке. Более того, его дети тоже лишены возможности развиваться – ни дорогих школ, ни репетиторов, ни дополнительных занятий, ни кружков и спортивных секций, потому что за все это тоже нужно платить. А теперь представьте, что страна, в которой живет этот человек, пострадала от кризиса 2008 года, и выполнила все требования МВФ – урезала минималку, сократила отпуск, повысила пенсионный возраст. Бедный работник, и без того живший в замкнутом кругу жесткой экономии, стал нищим.

Поэтому я очень надеюсь, что пример Португалии окажется заразительным, и борьба с бедностью перестанет напоминать истребление.

Автор: Александра Ковенько