Статьи Экономика

Пшонка-стайл: как стиль жизни роднит элиты с простым народом

высокие доходы, миллиардеры, образ жизни, атрибуты богатства

Если загуглить словосочетания «высокий доход» и «образ жизни», то выдача чуть больше, чем полностью будет состоять из советов о том, как изменить свой образ жизни, чтобы зарабатывать больше. В наших реалиях такой перекос совершенно понятен, но это не отменяет того факта, что у этой медали есть и обратная сторона – что делать, если ваши доходы существенно выросли?

Многим кажется, что ответ на этот вопрос очевиден – больше отдыхать, расплатиться с долгами, купить дом, новую машину, обновить гардероб. И это едва ли не самый распространенный подход среди жителей бывшего советского лагеря – мы покупаем атрибуты качества, но не само качество.

В мире победившего капитализма существенный рост доходов чаще сопровождается ростом расходов на отдых и здоровье (в том числе, на спортзалы, профилактические осмотры и косметический уход), повышение квалификации и получение второго или дополнительного образования (изучение языков, курсы программирования, маркетинга, налоговой грамотности) и образование детей. И только после этого речь заходит об атрибутах состоятельности – домах, квартирах, дачах, автомобилях.

Конечно, это собирательный, а поэтому несколько утрированный образ среднестатистического жителя Запада, который сравнивается с несколько утрированным образом среднестатистического жителя Восточной Европы.

Но чем больше доход, тем эта разница заметнее. Бедный европеец сталкивается с теми же проблемами, что и бедный украинец – постоянная нехватка средств на базовые потребности (вроде медицины), невозможность купить собственное жилье и дать детям хорошее образование. Европеец из среднего класса уже отличается от своего украинского собрата по доходам – он меньше вкладывается в дом, и лошадей под капотом у него не табун. Куда больше вероятность того, что он чаще ходит в спортзал, регулярно бывает у стоматолога, и учит второй или даже третий язык. Но больше всего эта разница заметна, если сравнивать наших и западных миллионеров-миллиардеров. Картинки со скромным домом миллиардера и мецената Уоррена Баффета и роскошным замком россиянина Аркадия Ротенберга, думаю, видели все. Но разлом куда глубже, чем эта разница в квадратных метрах.

Подход к деньгам, культивируемый на Западе, позволил вырастить новое поколение состоятельных людей – если атрибуты богатства не были приоритетом с самого начала, они не станут ими и после первого заработанного миллиона. Достигнув вершины личностного роста, они начали делать все, чтобы люди вокруг них тоже начали расти. Билл Гейтс борется с загрязнением окружающей среды, вкладывая десятки миллионов долларов в переработку мусора и очистку воды. Марк Цукерберг занимается проблемами образования, Илон Маск двигает человечество в космос, разрабатывает экологически чистый транспорт и хочет обеспечить планету бесплатным интернетом. Это три самых ярких примера, но на самом деле их десятки.

Наши миллиардеры – это какое-то коллективное Межигорье, где атрибуты богатства возведены в абсолют. Огромные дома и замки; частные пляжи, запрещенные Конституцией; яхты и Роллс-ройсы; шубы и Ролексы; футбольные клубы и костюмы от Бриони. Новость о Ринате Ахметове, пообещавшем помочь детям-сиротам, может вызвать разве что гомерический хохот, и тревогу за ребятишек – как бы они, бедные, без трусов не остались после этой помощи. Ни в России, ни в Беларуси, ни в Казахстане ситуация не лучше. Миллиардер-филантроп – это аномалия постсоветского пространства.

Но суть не в этом. Суть в том, что как бы нам не хотелось верить в порочность наших элит, мы сами, очень часто, отличаемся от них только размахом. Наша шестицилиндровая Ауди с бездонным баком (на польских номерах, потому что так дешевле) и трехэтажный дом, на отопление которого уходит половина украинской добычи газа, это автопарк Абрамовича и дворец Пшонки в масштабе 1:20.

Автор: Александра Ковенько

Автор: OffshoreView