Политика

Гражданская война в Ливии: история конфликта и ситуация сейчас

Начало второго десятилетия двухтысячных прошло под знаком «Арабской весны» – цепи революционных событий, катком прокатившихся по странам Ближнего Востока и Северной Африки. Требования перемен в жизни этих государств вылились в массовые беспорядки, которые в некоторых случаях переросли в яростные гражданские вооруженные конфликты. Война в Ливии-2019 – уродливое наследие того периода, которое пока не собирается исчезать, а лишь растет и набирается сил.

Ситуация в Ливии после свержения Муаммара Каддафи

Текущий конфликт является продолжением гражданской войны, начатой в 2011 году, целью которой было свержение Муаммара Каддафи. Сложно назвать ливийскую бойню исключительно внутренним делом, ведь на всём протяжении боевых действий в ней участвовали наемники из других стран, и вмешивались европейские страны, прямо поддерживая повстанцев (например, Франция в обход резолюции ООН поставляла им оружие) или правительственные войска (Беларусь отправляла вооружения и военных советников).

Полковник Каддафи достаточно успешно справлялся со смутой и, скорее всего, победил бы, но НАТО имело другое мнение. При поддержке ООН (резолюция 1973) Североатлантический Альянс начал интервенцию в Ливию, оправдываясь взволнованностью о безопасности мирного населения.

Обеспечение мира с точки зрения НАТО заключалось в неприкрытой материальной помощи восставшим, бомбежке правительственных сил и поддержке революционеров в бою. Результат известен всем – в октябре 2011 года мир облетели страшные кадры линчевания, звериной казни без суда и следствия 69-летнего старика, который долгие годы был лидером ливийской Джамахирии. Вот только боевые действия на этом не закончились.

История гражданской войны в Ливии

Гибель Полковника не затушила, а лишь разожгла пламя войны. Если ранее были две чётко видимые стороны конфликта, то после 2011 года появилось огромное количество противоборствующих группировок. Остались сторонники Каддафи, ливийские племена, которые ранее были отстранены от власти, чернокожее население юга страны, радикальные исламисты, вездесущий ИГИЛ и другие локальные банды и организации. При этом практически каждая имела своё представление о будущем государства или отдельных его регионов.

Помимо боев в поле, сражения велись и на политическом поприще, хотя зачастую граница между этими двумя театрами действий полностью размывалась.

В самом начале гражданской войны в Ливии был создан Переходный национальный совет Ливийской Республики. Это временное правительство было признано большинством стран-членов ООН и просуществовало до 2012 года, когда был избран первый постреволюционный парламент – Всеобщий национальный конгресс. Сформированный орган состоял в своём большинстве из последователей радикального ислама, что отразилось на внутренней политике – отсутствовало преследование за преступления на религиозной почве, законы шариата провозглашались государственными, при этом правительство так и не смогло решить насущные проблемы – создать эффективные силы правопорядка и обеспечить защиту граждан.

Читайте также: Почему началась война между Индией и Пакистаном: ситуация сейчас

По истечении срока полномочий конгресс отказался распускаться, что вызвало протест одного из самых авторитетных генералов ливийской армии, Халифы Хафтара. Военачальник осуществил попытку государственного переворота, призвав парламентариев уйти в отставку и провести выборы в соответствии с утвержденным законодательством. После отказа генерал начал операцию «Достоинство», целью которой была очистка Бенгази, а в дальнейшем и столицы, от сторонников не желающего распускаться парламента.

Маховик новой войны был запущен. Жёсткие боевые действия велись в Триполи и его окрестностях, пока здание Всеобщего национального конгресса не было взято штурмом. После этого, летом 2014-го года, были проведены выборы в новый парламент, но и они не принесли столь желанный мир.

Исламисты потерпели сокрушительное поражение по результатам волеизъявления граждан, что разительно отличалось от их положения в предыдущем законодательном органе. Чтобы исправить ситуацию, группировки радикалов («Щит Ливии» и другие) захватили Триполи, восстановили Всеобщий национальный конгресс и провозгласили его единственной законной властью. Параллельно с этим были похищены многие оппозиционеры, что стало сигналом для новоизбранного на выборах парламента к бегству в более спокойный регион. В результате Палата представителей переехала в Тобрук, и именно она признана мировым сообществом легитимным органом.

Помимо вооруженной борьбы за власть между двумя парламентами, разгорелась война с ливийской ячейкой ИГИЛ, который обосновался в стране с началом революции 2011 года, но был не сильно активен. В 2014-17 годах террористы развернули бурную деятельность, взяли под контроль Сирт и провели ряд террористических атак по всей стране. Целями акций были попытки расширить сферу собственного влияния и запугать местное население. В условиях двоевластия Ливия не могла противостоять экспансии ИГИЛ, что было чревато повторением сирийской и иракской историй, поэтому мировое сообщество вмешалось в конфликт.

Читайте также: Когда начнется Третья мировая война? Военно-политическая обстановка в мире накалилась

При посредничестве ООН начались переговоры между сторонами гражданского противостояния в Ливии, результатом чего стало подписание Схиратского соглашения в декабре 2015 года. Согласно статьям документа единственным общепринятым законодательным органом становилась Палата представителей, а исполнительные функции передавались Правительству национального единства и Президентскому совету, главой которых становился премьер-министр.

Сначала противниками этого соглашения выступал Национальный конгресс, а после занятия исламистами большинства мест в Президентском совете резко изменил своё мнение и передал именно этому органу собственные полномочия, самораспустившись в апреле 2016.

Учитывая то, что Палата представителей контролировала 90% территории страны, при этом была в меньшинстве в Президентском совете, то уже этот орган отказался признавать новую структуру власти и вышел из соглашения в марте 2017 года. Боевые действия продолжились, а забрезживший на горизонте мир вновь ускользнул.

Для урегулирования ситуации проводились новые переговоры между премьер-министром Фаизом Сараджем и командующим армией Халифой Хафтаром, который поддерживается парламентом. Стороны пришли к договоренностям, что Президентский совет сокращается до трех человек. Места в нём занимают спикер Палаты представителей, премьер-министр и командующий войсками. Но и эти договорённости оказались пустышкой.

Война в Ливии-2019: перспективы

В апреле 2019 года генерал Хафтар вновь начал наступление на Триполи с целью освободить город от террористов и исламистов, имея в виду Правительство национального единства. Почва для этого решения есть – текущий состав поддерживается группировками сторонников радикального ислама, что очень не по нраву парламенту в Тобруке и лично командующему армией.

Операция проводится и в текущее время, причём достаточно успешно, чтобы говорить о её окончании уже в этом году. Но, как всегда, всё намного сложнее, чем кажется, а значит, война вряд ли закончится очень быстро.

Дело в том, что Правительство национального единства поддерживается Западом, в частности США, в противовес Палате представителей и лично Халифе Хафтару, на стороне которых выступают Россия, Египет, ОАЭ и неофициально, Франция. Поэтому говорить об исключительно внутреннем противостоянии, как и в любой гражданской войне, совсем неправильно. Все «серые кардиналы» преследуют собственные интересы, которые диаметрально противоположны друг другу.

Единственное, в чём сходятся все стороны – борьба с ИГИЛ, что вдвойне важно после заявлений главы террористов о том, что после поражения в Сирии главной базой группировки и главной сферой их интересов становится именно Ливия. Правда, пока их действия удаётся сдерживать силами местных групп и бомбардировками НАТО.

Тем не менее, столкновение интересов двух блоков «больших» стран говорит о том, что война в Ливии-2019 может продолжаться ещё очень долго. При этом стоит учитывать непомерные амбиции местных политических деятелей, которые зачастую ставят собственные стремления удержать власть превыше благосостояния страны. Потому конфликт будет продолжаться. Главный вопрос: сколько? Но на него, к сожалению, никто не сможет дать четкий ответ.



ᇄÛÁ͇...