Политика

США-Иран: противостояние приведет к войне?

Ближний Восток давно является горячей точкой планеты. Здесь пересекаются стратегические интересы многих стран из-за важности торговых, транспортных путей и значительных запасов природного газа и нефти. В последние несколько лет, а именно после прихода к власти Дональда Трампа, обнажился ещё один, казалось, вылеченный нерв – вновь вспыхнула борьба США против Ирана.

Взаимоотношения этих стран – это отдельная история. Государства то были союзниками, то смертельными врагами, в зависимости от правительств. Со времён Барака Обамы после длительного антагонизма дела пошли на лад – была заключена так называемая «Ядерная сделка» – с Ирана снимались санкции в обмен на отказ от собственной ядерной программы. Казалось, наступает долгожданный мир, но это было обманчивое впечатление.

Читайте также: Новая волна американских санкций: есть ли угроза национальной безопасности США со стороны России?

С приходом к власти президента Трампа и повышением вовлеченности Ирана в сирийский конфликт с противоположными американским целями, напряжение между странами начало стремительно расти. Риторика американского лидера в отношении ближневосточной страны обретала всё более грубые и угрожающие формы, на что там отвечали тем же. При этом США заручились поддержкой извечных врагов Ирана – Саудовской Аравии и Израиля, который к тому же опасался приближения иранских вооружённых сил к своим границам через территорию Сирии.

Первым результатом такого положения дел стал односторонний выход США из «ядерной сделки» и повторное введение санкций. Ну а затем появился прямой повод к «горячему» конфликту, который может разгореться в ближайшее время.

Обострение отношений США и Ирана: Ормузский пролив

13 июня в акватории водной артерии, через которую проходит 90% нефти Персидского залива, были повреждены два танкера. Что стало причиной пожаров точно неизвестно – то ли это были мины, то ли беспилотники, которые видели члены одного из экипажей, то ли это сделали иранские ВМС. Именно последнюю версию, как единственно правильную, поддержали в США, при этом опираясь на некие разведданные. Их, как всегда, никому не показали. В доказательство было предоставлено видео, на котором иранский катер находится у борта танкера, но разобрать что делает его экипаж сложно – качество картинки не лучшее. Американцы уверяют, что иранцы снимают доказательство своей атаки – неразорвавшуюся мину, те в свою очередь говорят, что запечатлен процесс спасения моряков с горящего судна.

США тут же были поддержаны Великобританией, а также Саудовской Аравией и Израилем, давно ждущих возможности сцепиться с Ираном. При этом каких-либо убедительных доказательств участия иранских сил в атаке так и не было предоставлено. Об этом заявили многие страны, в том числе из блока НАТО, в частности, Германия. Но это не удержало США от дальнейших обвинений.

Читайте также: Что на самом деле думает Трамп про конфликт Украины и России?

Ситуация накалилась ещё сильнее, когда иранские ПВО сбили американский беспилотник, вторгшийся в воздушное пространство страны. Многие уже готовились к началу войны, и были правы, ведь как оказалось, Трамп лишь в последний момент отменил атаку с воздуха на военные объекты Ирана.

Мир замер в ожидании. Риторику лидеров обеих стран не покидала воинственная составляющая – в США заявили, что военная операция возможна и разрабатывается, а в Иране в ответ пригрозили при нападении на свою территорию стереть с лица земли Израиль. При этом обе стороны вполне способны претворить свои угрозы в реальность, а это чревато уже глобальной войной – и у тех, и у других есть могущественные союзники.

На данный момент страсти хоть немного, но поутихли. Появилась информация, что Трамп через Оман предложил Ирану начать переговоры, и хоть это послание было выполнено практически в ультимативной форме, оно является маленьким шажком к разрядке ситуации. Тем не менее, ситуация остаётся накалённой и может вспыхнуть такое пламя, которое заденет не только Ближний Восток.

Будет ли война между США и Ираном?

Сложившаяся ситуация – очередной шаг Штатов к достижению своих целей в регионе. И здесь не играет роли кто виноват в инциденте с танкерами – провокация ли это американцев, нападение иранцев или стечение трагических обстоятельств. В любом случае, Штаты воспользовались этим случаем по полной. Таким же образом, как было в ситуации с КНДР – создать напряжение, запугать, после чего предложить переговоры и, по возможности, завершить их на выгодных для себя условиях. Но в данных условиях США не одни в противостоянии.

Израиль очень обеспокоен приближением иранских подразделений к собственным границам через Сирию. Именно этим обстоятельством аргументируются периодические бомбёжки сирийской территории израильской авиацией – якобы самолёты атакуют расположенные там части иранской армии. Антагонизм двух государств давно известен, а в условиях непосредственного контакта через сирийско-израильскую границу, необходима лишь искра для взрыва взаимной ненависти. И, судя по всему, против такого развития конфликта ничего не имеют против ни в Иране, ни в Израиле.

Второе государство, пылающее смертельной ненавистью к Ирану, – Саудовская Аравия. Религиозные и геополитические разногласия между этими странами уже достигли критического напряжения. Стороны поддерживают противостоящие друг другу силы в Йемене, преследуя диаметрально противоположные цели, при этом каждое государство стремится утвердить свой статус в качестве регионального гегемона. Взращивается всё это на «благодатной» религиозной почве – споре о том, чей ислам правильнее. Поэтому между Аравией и Ираном также всё накалено до предела и лишь ищется удобный момент, чтобы вгрызться врагу в глотку.

Но горячая война всё же не выгода США. Трамп уже зарекомендовал себя эдаким миротворцем, который сначала запугивает, а потом устанавливает дружбу. Выгодную, естественно, для США. К тому же за Ираном стоит Россия, с которой президент Штатов давно ищет взаимопонимания, и которой война также невыгодна. Недаром Путин и Трамп поднимали вопрос Ирана в Осаке, но о чём договорились – неизвестно.

Подытоживая, можно сказать, что противостояние заключается не только в формуле «США против Ирана» – здесь замешано больше интересов и стран, причём именно третьи государства стремятся к горячей фазе. Но также не стоит забывать, что в окружении Трампа много «ястребов», в частности, Джон Болтон – один из идеологов вторжения в Ирак в 2003. Но если президент США устоит под давлением, а он уже показал, что чужое мнение его не волнует, то вся ситуация ограничится грозной, агрессивной полемикой. И каждый, помахав кулаками в воздухе, получит свои политические дивиденды. По крайней мере, хотелось бы, чтобы именно так закончилась эта история.



ᇄÛÁ͇...