Политика Статьи

Следствие: «Бук», из которого сбили MH17, принадлежал России. Но для России это ничего не значит

малазийский Боинг, MH17, Россия, Украина, сбитый самолет, международная следственная группа, катастрофа, расследование, «Бук», СССР

Международная следственная группа, занимающаяся расследованием катастрофы малазийского Боинга MH17, организовала пресс-конференцию, в ходе которой огласила первые результаты расследования, длившегося почти четыре года. Следователи пришли к выводу, что пассажирский самолет, на борту которого находилось 298 человек, был сбит российским зенитным комплексом «Бук», принадлежащим 53-ой зенитно-ракетной бригаде, базирующейся в Курской области.

По словам главы следственной группы Вилберта Паулиссена, все машины, сопровождавшие «Бук» по пути в Украину, а затем обратно, принадлежали российским Вооруженным силам.

К таким выводам Международная следственная комиссия пришла после изучения обломков ракеты, выпущенной по MH17.

По словам главного прокурора Национальной прокуратуры Нидерландов Фреда Вестербеке, следователям удалось установить причастность к катастрофе нескольких десятков российских военных. На данный момент правоохранительные органы не намерены раскрывать их имена, чтобы не навредить дальнейшему расследованию.

Несомненно, сегодняшний отчет международной следственной группы станет новостью недели. Катастрофа с малазийским Боингом, на борту которого находились граждане нескольких государств, вошла в лидеры по количеству гражданских жертв, а события, разворачивавшиеся после нее, придали этой истории незабываемый контекст – сообщения Игоря Стрелкова о «сбитой птичке», которая оказалась не украинским военным самолетом, а пассажирским бортом; недопуск следователей на место происшествия; фотографии покалеченных тел пассажиров, появившиеся в первые же часы после катастрофы; фотографии боевиков с детскими игрушками, рассыпавшимися по полю. Ни одна катастрофа никогда не сопровождалась настолько дикими выходками – до лета 2014 года. Но это уже история, а сегодня, на наших глазах, создается та реальность, с которой нам предстоит жить.

Что значит выдвинутое против России обвинение? Пока – ровным счетом ничего. Мы знаем, какой будет реакция российского правительства – полное отрицание и публикация десятков других версий, которые должны исполнить роль дымовой завесы.

Кроме того, сегодняшнее заявление следственной группы – это лишь один из первых этапов расследования. Теперь следователям предстоит выяснить имена всех причастных к этой катастрофе, и привязать их к событиям, имевшим место в июле 2014 года. Последним этапом будет попытка выяснить роль российского государства в произошедшем – совершенно понятно, что «Бук» не мог оказаться на территории Украины без санкции высшего руководства. На каком уровне принималось это решение? Какой была реальная цель «Бука»? Это вопросы, ответы на которые можно искать годами, но пока они не будут найдены, ни прокуратура Нидерландов, ни международное сообщество не будут предпринимать никаких действий.

В качестве примера можно использовать катастрофу с южнокорейским Боингом-747, сбитым советскими военными в ночь на 1 сентября 1983 года над Тихим океаном. Самолет, летевший на автопилоте, залетел на территорию СССР, где был «перехвачен» истребителем советской ПВО. На борту Боинга находилось 269 человек. СССР признал свою вину (!), но обвинил в случившемся США, заявив, что если бы не недавние полеты американских истребителей вблизи советских границ, возможно, военные не отреагировали бы так остро, и не приняли решение сбить неопознанный борт.

Несмотря на то, что СССР признал вину, единственным реальным последствием этой катастрофы стало лишь ухудшение отношений с Западом и его союзниками, что почти не отразилось на качестве жизни советских граждан, не имевших вообще никаких отношений с кем-либо по ту сторону железного занавеса.

Здесь все еще запутаннее – Россия ни за что не признает себя виновной. Согласиться с выводами международной следственной группы – означает признать, что твои войска, твое оружие, твои ракеты находились на территории Украины. Это, в свою очередь, значит, что Владимир Путин врал, когда заявил, что «их там нет». А разве может национальный лидер врать?

Я не претендую на утверждение истины в последней инстанции, но на данный момент история учит нас тому, что подобные события – несмотря на всю их трагичность – не имеют никаких реальных последствий для государств, которые в них замешаны. Хотя, шанс на то, что в этот раз события будут разворачиваться по другому сценарию, всегда есть.

Автор: Александра Ковенько

Автор: OffshoreView