Политика Статьи

Борьба с мигрантами как показатель социальной несостоятельности государства

мигранты, Венгрия, США, Германия, Виктор Орбан, преступность, адаптация, нищета

Тема мигрантов снова вернулась на первые страницы СМИ. В США правозащитники и активисты устроили правительству настоящую головомойку после заявления Генпрокурора Джеффа Сешнса о том, что правоохранители будут разделять детей и родителей, которые пересекли границу США незаконно – даже если эти семьи могут претендовать на предоставление политического убежища. Во Франции гражданин Республики Мали Маммуд Гассама, прибывший в Париж всего несколько недель назад, героически спас маленького мальчика, чуть не сорвавшегося с балкона. Гассама в считанные минуты вылез на четвертый этаж, и втащил ребенка на балкон. Эммануэль Макрон, президент Франции, встретился с иммигрантом, и пообещал помочь с получением французского гражданства. Тем более, что у Гассама может появиться уважаемая профессия – спортивного и бесстрашного малийца пригласили в пожарники. Последняя новость подоспела из Венгрии: правительство страны предложило подвергнуть уголовному преследованию всех, кто решится помочь нелегальным мигрантам. Виктор Орбан и его партия «Фидес» активно используют образ озлобленных мигрантов в качестве пугала, предвещая смерть «толерантной Европе».

Из трех главных новостей позитивной можно назвать только одну – это голливудская история Маммуда Гассама, который рискнул всем (в том числе и жизнью), чтобы спасти ребенка, и сорвал джек-пот. Но она совершенно теряется на фоне абсолютной дикости, творящейся в США, где власти пытаются остановить поток мигрантов, запугивая их расставанием с детьми, и околонацистскими заявлениями Венгрии, премьер-министр которой, не стесняясь, копирует лучшие высказывания фюрера о паразитах и насекомых, напавших на его страну. Правда, в редакции Орбана главной бедой Венгрии являются все же не евреи, а иммигранты.

Эта вакханалия, сопровождающая очередной миграционный кризис в Европе, является прямым последствием социальной несостоятельности большинства европейских государств, а все потому, что, по сути, адаптация мигрантов ни чем не отличается от борьбы с нищетой. Мигрантам приходится иметь дело с теми же проблемами и препятствиями, что и беднякам – отсутствие достойной заработной платы, невозможность удовлетворить базовые потребности (здравоохранение, автомобиль, дом), недоступность высшего образования как для них самих, так и в 90% случаев – для их детей, а в 70% – для их внуков.

Большинство государств, которым приходится иметь дело с притоком беженцев, делают все возможное, чтобы усугубить ситуацию – селят мигрантов в закрытых резервациях, лишают их доступа к образованию, что лишь затягивает процесс изучения языка и освоения какой-либо профессии, ограничивают их детей в доступе к высшему образованию, убивая на корню их шансы ассимилироваться.

Возьмите несколько тысяч образованных европейских семей, заселите их в гетто, отберите у них документы, лишите возможности нормально зарабатывать, отправьте их детей в недофинансированную школу – и уже через десять лет вы получите район с зашкаливающими показателями преступности. Там не будет академиков, врачей, инженеров и писателей, а местные дети будут иметь нулевые шансы на вступление в университет – то есть, это минус еще одно поколение. Нищета способна плодить только нищету. Да, можно найти примеры, когда из таких трущоб появлялись свои миллионеры, но это исключение, подтверждающее само правило.

Первой навстречу мигрантам пошла Германия. Она не стала закрывать границы и пугать немцев озлобленными мусульманами, которые спят и видят, как стереть их страну с лица Земли. Большинство мигрантов, получивших убежище в Германии, получают соцпособие, которое позволяет им подняться на ноги. Их дети имеют право посещать любую государственную школу, и ОБЯЗАНЫ ходить на все уроки. Если какие-то уроки не нравятся родителям – это проблемы родителей. Зато Германия гарантирует, что, по крайней мере, молодое поколение переселенцев будет расти в нормальной социальной среде, где им расскажут об их правах и обязанностях. В начале 2018 года правительство Германии заявило о снижении уровней преступности по стране до 25-летних минимумов. И это страна, за три года приютившая сотни тысяч беженцев. Да, там не все так гладко (все мы помним нападения в новогоднюю ночь в Кельне), но это тоже исключение, которое только подтверждает правило.

Автор: Александра Ковенько