Политика

Граница между Чечней и Ингушетией: чего ждать от нового конфликта?

граница между Чечней и Ингушетией, Ингушетия и Чечня конфликт 2018, Рамзан Кадыров в Ингушетии, Сунженский район Ингушетия, территория Чечни и Ингушетии

Недавнее обострение на границе между Чечней и Ингушетией можно назвать одним из самых серьезных внутрироссийских конфликтов последних пяти лет. Опасной ситуацию делает то, что в ней замешан Рамзан Кадыров, не привыкший считаться ни с кем, кроме самого себя. Мы попытаемся разобраться, как развивался этот конфликт и чем он может закончиться.

Читайте также: Протесты в Ингушетии: народ против новой границы с Чечней

Суть конфликта между Чечней и Ингушетией

В 1920 году территории Северного Кавказа оказались под контролем большевиков, объединивших Северную Осетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, а с ними Ингушетию и Чечню в единую Горскую АССР. В 1924 она распалась на автономные области, а еще через десять лет, в 1934 году, Чеченскую и Ингушскую АО объединили в Чечено-Ингушскую АССР, просуществовавшую вплоть до распада Советского Союза. Все это время в их состав входил Сунженский район, о принадлежности которого Чечня и Ингушетия спорят по сей день.

В 1992 году Чечено-Ингушский союз развалился, но обозначить четкие границы двух республик не удалось, потому что в это же время на территории все того же Сунженского района, а также прилегающих к нему восточных регионов Чечни, появляется повстанческое движение Джохара Дудаева, сражавшегося за независимость от Москвы.

В 1993 году Дудаев провозглашает создание Республики Ичкерия и встречается с президентом Ингушетии Русланом Аушевым, чтобы подписать договор о границе. Согласно тексту документа, Сунженский район почти полностью достается Ингушетии.

Через десять лет, когда Россия возвращает восточные районы Чечни под свой контроль, точно такой же договор подписывают президент Чечни Ахмат Кадыров и новый президент Ингушетии Мурат Зязиков.

Первым и, по сути, единственным, кто начал оспаривать согласованные границы, стал сын Ахмата Кадырова – Рамзан. В 2005 году он заявил, что линия размежевания двух республик исторически недостоверна и должна быть изменена. Результатом этого заявления стало создание специальных комиссий, которые вели переговоры о новой границе, а по сути – о передаче Сунженского района Ингушетии под юрисдикцию Чечни.

Очередной виток противостояния вокруг спорных территорий припал на 2012-2013 годы, когда Рамзан Кадыров обвинил Ингушетию в том, что она хочет отобрать у Чечни ее территории, и обращается с этой просьбой в Москву. Тогда же чеченский парламент принял закон, согласно которому в состав Сунженского района Чечни, куда до этого входил только Серноводск и Ассиновская, вошли шесть новых муниципалитетов, расположенных на территории Ингушетии. Комментируя действия своего правительства, Рамзан Кадыров сослался на «исторические материалы», подтверждающие права Чечни на Сунженский район. Также он заявил, что договор, подписанный Джохаром Дудаевым, согласно которому эти территории отошли Ингушетии, недействителен, поскольку Дудаев «не был легитимным». О том, что аналогичный договор был подписан его отцом в 2003 году, Рамзан Кадыров предпочел не вспоминать.

Юнус-Бек Евкуров, к тому времени возглавивший Ингушетию, отказался признавать новый административный план Чечни, назвав Сунженский район своей территорией.

В 2013 году на спорной территории разгорелся вооруженный конфликт – чеченские силовики ворвались в село Аршты, устроив перестрелку с ингушскими полицейскими. По словам Кадырова, его люди преследовали полевого командира Доку Умарова, однако Евкуров посчитал, что чеченцы пытались захватить село, и приказал поставить там блокпост, запретив чеченским силовикам появляться на территории Ингушетии.

Читайте также: Армения и Россия: угроза военного конфликта

Новые территории Чечни и Ингушетии

Конфликт удалось заморозить еще на пять лет, пока в сентябре 2018 года активисты из «Опоры Ингушетии» не сообщили о том, что возле все того же села Аршты появилась чеченская строительная техника, которую сопровождают силовики.

Муслим Яндиев, министр по вопросам национальной политики Ингушетии, заявил, что чеченцы захотели отодвинуть установленный в 2013 году блокпост на километр, но ингушская полиция сумела их остановить, и ситуация вернулась под контроль Магасе.  Однако уже через неделю местные СМИ написали о том, что блокпост отодвинули не на километр, а на целых 15, а спорное село полностью контролируется Чечней.

Ситуация прояснилась только в конце сентября, когда СМИ сообщили о подписании нового договора между Чечней и Ингушетией. По словам Юнус-Бек Евкурова, документ закреплял границы 1992 года, но республики обменялись некоторыми равнинными территориями. Какими территориями и районами обменялись субъекты – неясно до сих пор, но сам факт подписания подобного договора, сопровождавшийся вторжением чеченских силовиков на территорию Ингушетии, стал поводом для массовых акций протеста в столице Ингушетии.

Несколько тысяч людей вышли на центральную площадь еще 4 октября, и оставались там до 17 числа. Они требовали признать подписанный Евкуровым договор недействительным, но федеральные чиновники, к которым обратились митингующие, заявили, что закон об изменении границ вступил в силу 16 октября, и посоветовали влиять на ситуацию «через кабинеты».

17 октября организаторы митинга обратились к протестующим с просьбой разойтись до 31 октября – это связано с необходимостью согласования акции. Сообщается, что власти Ингушетии разрешили протестующим вернуться на площадь с 31 октября по 2 ноября.

Недовольство ингушей не ускользнуло от внимания Рамзана Кадырова, предложившего «кучке предводителей», провести свой митинг в Грозном. «Если вы оттуда живыми уйдете – я тот, кем вы меня считаете», – заявил чеченский лидер.

Рамзан Кадыров в Ингушетии

Дальше – больше. 19 октября Кадыров посетил Ингушетию, где встретился с местным старейшиной Мухажиром Нальгиевым. Глава Чечни не скрывал, что поводом для встречи стали слова Нальгиева о персоне Кадырова – по слухам, старейшина обозвал чеченского лидера пастухом.

Сам Кадыров после разговора с Нальгиевым заявил, что старейшину обидели его высказывания в адрес протестующих, хотя, как выразился глава Чечни, касались они только провокаторов.

Позже СМИ сообщили, что Кадыров провел встречу в мечети, заявив местным жителям, что Юнус-Бек Евкуров сам предложил вернуть Сунженский район Чечне. Таким образом, становится понятно, что ни о каком равноценном обмене территориями между республиками речь не идет.

Что значит Сунженский район для Чечни?

Во-первых, это значит что влияние Кадырова как в регионе, так и в Москве продолжает расти. Ежу понятно, что для Евкурова потеря Сунженского района, на который его республика имела все права, является огромной политической неудачей, и крайне маловероятно, что он согласился на передачу земель без давления из Москвы, и тем более добровольно.

Во-вторых, по непроверенным данным Сунженский район – это еще и территории со значительными запасами нефти. Для Чечни, которой Путин в начале 2018 года вернул контроль над нефтедобывающей компанией «Чеченнефтехимпром» – это огромный шаг навстречу настоящей финансовой независимости.

Что же касается протестных настроений в Ингушетии, то последние сошли на нет еще в середине октября, когда митингующие согласились покинуть площадь, чтобы не нарушать закон о несогласованных акциях. Последнее, на что обращают внимание во время серьезного протеста – это законы, поэтому можно с уверенностью сказать, что в ближайшие месяцы история с передачей земель Ингушетии Чечне заглохнет, а вот история Чечни под руководством Рамзана Кадырова только начинает разворачиваться.

Автор: